+996 (312) 90-27-71
+996 (312) 90 27 73

+996 777 90 27 71

Бронирование 24 часа

Заказать звонок
Главная Статьи И вечный бой – покой нам только снится (Часть 1)

И вечный бой – покой нам только снится

Вся наша жизнь – выбор, и вся наша жизнь бой – бой с самим с собой. Ты всегда принимаешь решение только сам, и от этого зависит, на какой ты стороне.

Орзубек Пулетович Назаров

А кто вообще сказал, что в жизни будет легко? Что один всполох пламени озарит всю жизнь, и его теплом можно будет греться долгие годы? Так не бывает! Нужно работать долго, упорно, целенаправленно. Многих ли хватает на такую тяжелую и методичную работу? Многие ли могут годами ежедневно соблюдать режим и график? Многие ли будут идти напролом, несмотря ни на что, падать, вставать и опять падать, и снова вставать и подниматься еще выше?

Аэропорт Манас (1990 год)

Раннее утро. Странно, темно и непривычно. Одинокий и, казалось, заброшенный аэропорт, сиротливо стоящие самолеты, ожидающие своего взлета, чтобы хоть на какие-то часы полета опять ожить, встрепенуться и расправить свои железные крылья. После ярко освещенного Токио было ощущение, что прилетел не домой, а куда-то в совсем незнакомую страну, где никогда и не был. В родном Канте центр настолько изменился, что продолжаешь удивляться. Вагончики-магазины, которые появились в начале 90-х были повсюду, это не наши известные камки, а обычные железнодорожные вагоны на колесах. Они плотно оккупировали все свободное пространство не только в самом Канте, но и по центральной трассе между селами. Помню, когда уезжал, в Люксембурге был только один большой двухэтажный магазин «Люкс» – пережиток советской власти, к тому времени уже закончившейся. Он тоже стоял темный, забытый и покинутый. Да и бензиновый кризис – отсутствие заправок. Улыбался во все 32 зуба – бензовозы стояли длинными вереницами. Октановое число бензина писали мелом прямо на круглых боках цистерн.

Аэропорт Манас

(Фото 1. Аэропорт «Манас» в 90-е годы)

В те лихие 90-е, пожалуй, вся наша жизнь напоминала эти вагончики. Все старались адаптироваться к новому порядку, который пришел на смену старому советскому, рухнувшему в один день. Как и все мои соотечественники, по приезду я искал себя. Позже и у меня появилось два таких же вагончика, в которых стояли и торговали ребята.

Выбор

Как же изменился Фрунзе за тот год, пока я был в Японии. И мой маленький городок – мой Кант, где родился и вырос, где получил свои самые первые перчатки, не чьи-то общие, нет! Свои собственные! Новенькие и пахнущие кожей.

Кто-нибудь вообще задумывался о том, что вся наша жизнь – это выбор? Каждое мгновение решается путь, по которому мы пойдем дальше. Важность этого выбора ощущал на протяжении всей своей жизни. Ты делаешь себя сам, никто не может заставить тебя идти по пути, которому ты не хочешь. Так произошло и со мной. Совсем мелкому и юному пацаненку доставляло удовольствие мутузить соперников. Пусть не профессионально, просто как умел, но тот вкус детской победы помню до сих пор. Во рту легкий привкус крови, опьяняющий, как дурман, и вместе с тем отрезвляющий. Как-то раз обидели моего друга, и я пошел разбираться с его обидчиками. Тогда это называлось «посадить на отметку». Гораздо позже осознал, что в начале 80-х это и был самый настоящий мелкий рэкет. И если бы не пошло так, как пошло, то наверняка стал бы бандитом.

В Японии

(Фото 2. В Японии)

В 80-х годах в Канте было всего три спортивные секции, и выбор пал на бокс. Моим единственным тренером в любительском спорте стал Геннадий Федорович Аноприев. Он был больше, чем просто тренер, – учитель, наставник, второй отец... Чтобы как-то заинтересовать меня в посещении секции, мне было поставлено условие, что если не пропущу ни одной тренировки за месяц, мне купят боксерские перчатки. Не общие, которыми пользовались в зале все, а мои собственные. Возможно эти перчатки, которые казались для мальчишки чем-то трудно достижимым, но вполне возможным, и повлияли на мою судьбу. И должен сказать, что весьма сильно.

Тренер - Геннадий Федорович Аноприев

(Фото 3. Геннадий Федорович Аноприев)

Тогда встал выбор – пойти хулиганить с друзьями или же пойти на тренировку. Я стоял посреди своей комнаты, держа в руках плащ, и смотрел на спортивную сумку с тренировочной одеждой. В голове у меня были «весы»: на одной чаше новенькие и свои собственные перчатки, а на другой – дебоширство с друзьями. Тогда я выбрал перчатки и нисколько об этом не жалею. Правильный стимул в жизни – это залог успеха. И я благодарен Геннадию Федоровичу, научившему меня правильно расставлять приоритеты и находить правильные жизненные стимулы. Позже узнал, что то дебоширство добром для участников не закончилось. Да и запомнил навсегда, что вся наша жизнь – выбор, и главное – сделать его правильно.